Личностный рост н сложность "я". 3 страница

Первые контуры главной модели НЛП, так называемого 4-Tupel, или Модели Четверки, стали заметными в конце 1974 года. С ее помощью, программисты начали исследования, измененных состояний сознания. Теперь уже вопрос не касался только лишь психотерапии. Главным предметом их интересов стала скорее структура коммуникационного поведения, вызывающего изменения и неотделимый от нее вопрос о структуре субъективного опыта и природе

Ср. Т. МакКлендон, цитируемая работа, стр. 54.

измененных состояний сознания. Кроме применения методов Пер-лза и Сатир, эксперименты велись также с различными техниками из области трансовой индукции, гипнотическими языковыми паттернами Эриксона и с косвенной метафорической коммуникацией. Так же, так называемые феномены глубокого транса, такие как: позитивные и негативные галлюцинации, искажение восприятия времени, амнезия, нечувствительность к боли, регрессия возраста, левитация руки, каталепсия и им подобные, были детально изучены специалистами нейролингвистического программирования. Появились первые, частичные паттерны НЛП, успешность которых была подтверждена43. Результаты этой интенсивной экспериментальной фазы были опубликованы в трех книгах, которые до сих пор входят в состав основной литературы об НЛП. В этих публикациях представлены модели, дающие возможность формировать практически любое поведение и ощущение а также вырабатывать новые формы вмешательства44.

Чтобы облегчить читателям понимание этого необыкновенного проекта, в дальнейшей части работы мы представим фон, на котором он развивался.

Ср. там же, гл. 15-19. Наряду с общими стратегиями подстройки (pacing) и ведения (leading) и другими мета-коммуникационными тактиками, в этом контексте возникла также концепция якорения, базирующаяся на необыкновенно практичном использовании простой схемы обусловливания стимул - реакция и является одной из основных техник НЛП. Известна возможность ассоциативного объединения двух стимулов и их одновременного представления живому организму. Этот простой процесс обучения происходит, например когда человек прикасается к электро-ограде и его поражает разряд электричества. Каждый, переживший подобный опыт, знает, что после этого, даже сам вид ограды может автоматически вызвать неприятные ощущения, поскольку сознательно или бессознательно , ассоциируется с болезненным переживанием. Такой процесс известен в литературе, под понятием классического обуслоливания стимул - реакция. Бэндлер и Гриндер открыли, как важны в коммуникации не только определенные слова, но также жесты, взгляды, тон голоса, прикосновение запахи и т.д. Они считали, что это обладает такой силой, что может вызвать у клиентов чётко определенный способ поведения, воспоминания или эмоциональные состояния. Вообще казалось, что люди реагируют не на свои собственные чувственные замечания, а на то, что они напоминают. Изменение того, что для клиента ассоциируется с определенной ситуацией, была с точки зрения Бэндлера и Гриндера, одной из главных целей терапевтической работы. Поэтому возникла мысль, чтобы естественно возникающий феномен якоря, также целенаправленно использовать в этой работе.

Наряду, с уже упоминавшимися публикациями Бэндлера и Гриндера, которые говорят прежде всего о языковых планах работы над проведением изменений, описании верных основных моделей НЛП, находятся в книгах: Grinder, J., Bandler, R. (1995). Kommunikation und Veranderung. Die Struktur der Magie II. Paderborn: Junfermann. [oryg. (1976). The Structur of Magic (том 2). Palo Alto: Science & Behavior Books], а также Grinder, J., DeLozier, J., Bandler, R. (1977). Patterns of the Hypnotic Techiques of Milton H. Erickson, M. D. (том 2). Cupertino: Meta Publications. Еще одна важная работа этого времени, это Bandler, R., Grinder, J., Satir, V. Changing With Families. A Book About Further Education For Being Human. Palo Alto: Science & Behavior Books;HeM. (1978). Mil Fa-milien reden. Gesprachsmuster und therapeutische Verdnderung. Miinchen: Verlag J. Pfeiffer. Творческий синтез концепций, представленных в этих работах, впервые появился в 1980 году (Dirts, R., Grinder, J., Bandler, R., Bandler-Cameron, L, DeLozier, J. (1985). Strukturen subjektiver Erfahrung Ihre Erforschung und Veranderung durch NLP. Paderborn: Junfermann [ориг. (1980). Neuro-Linguistic Programming (том. 1). Cupertino: Meta Publications])

ЧАСТЬ 1

ТЕОРИЯ КОММУНИКАЦИИ

ВВЕДЕНИЕ

Темой этой главы будут парадигмы терапевтических систем. Традиционные взгляды на магию, медицину и психологию, будут здесь поставлены в оппозицию с новым течением, ориентированной кибернетически теории коммуникации.

Что заставляет человека действовать? Чем объяснить, зачастую огромные, противоречия в его поведении? И каковы причины разнообразных странных переживаний и типов поведения, которые мы сегодня называем психическими заболеваниями?

Люди уже в доисторический период старались выяснить эти вопросы. Всегда были те, кто интересовался этим. Многие из них пытались помочь больным или их лечить. Юрген Криц пишет о корнях психотерапии так:

"Человек, как никакой другой вид, является общественным существом, из-за своих элементарных нужд [...] он психологически и физически зависим от окружающих. Границы его опыта, а тем самым его развития, в большой степени были определены задолго до вступления человека на сцену жизни. Эффекты работы общества, а также результаты иных интеракционных процессов (кроме прочего, инструменты и средства, созданные людьми, общественные паттерны ролей и поведения, культура, например язык, азбука, состояние знаний и т.д.), а также специфические исторические традиции, географические и общественно-экономические, господствующие в момент его рождения и позднее сопутствующие ему во время развития, определяют его жизнь, по крайней мере в такой же степени как филогенетический опыт homo sapiens. [...]

Наследием присвоения человеком общественных ролей, с древнейших времен, была психотерапевтическая деятельность. С одной стороны, разделение воображения и ожиданий по отношению к поведению (ощущению), отвечающему нормам, делает человека чувствительным к отступлениям от таких 'норм, даже когда граница терпимости и система оценки в разные времена и в разных обществах отличались друг от друга (от уничтожения малостоящего существования, до служения святым). С другой стороны, в этих обществах всегда были люди, которые с помощью

слов и действий, пытались облегчить психические (соматические) страдания, касающиеся разнообразных типов поведения. [...] Элементарная, широко понимаемая психотерапевтическая практика существует вероятно так же долго, как и человечество"45.

45 J. Kriz, стр.7.

Глава 2

ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ СИСТЕМ

До половины двадцатого века существовали, в упрощении, три фундаментально различные теории психических болезней: анимистическая, соматогенетическая и психогенетическая. Каждая из них по своему рассматривала природу человека и реальность. Поэтому не удивительно, что выводы на их основе, относительно практического искусства оздоровления,также существенно отличались друг от друга46.

Анимистическим взгляд

Анимистические убеждения такие же древние, как и само человечество. Они существовали в каждую эпоху и во всех уголках земного шара. Уже в древние времена они мотивировали занятия магией и шаманские оздоровительные практики.

Анимизм опирается на веру в перерождение души (реинкарнация) и существование сверхъестественных сил. Духи, демоны, боги и души - все эти создания наделены определенной властью, с помощью которой могут влиять на действия и ощущения людей. В определенной степени это автономные самостоятельные силы, самостоятельно существующие внечеловека. Они могут быть добрыми, злыми, помогающими, злобными и т.д. В каждом случае, человек до определенной степени зависит от них47. Психическое страдание,

Понятие психического заболевания необходимо, в этом контексте, принимать весьма осторожно. С одной стороны, оно имплицирует определенные предубеждения и оценки, исходящие из нашего современного мышления. С другой стороны, принимает в принципе существование общепринятого понятия психической нормальности, которое нельзя распознать. Кроме того, до сегодняшнего дня не выяснено в чём состоит сущность таких заболеваний. Таким образом, под этим понятием необходимо понимать лишь переживания и поведение, отступающие от установленных культурных и общественных норм.

Восхитительным, возникшим в нашем культурном кругу, примером анимистического мышления является "Илиада" Гомера. В этом эпосе, описывающем события второго (!) тысячелетия до нашей эры, человеческая психика показана как мяч, которым играют боги. Джулиан Джейнес пишет в своей монументальной попытке реконструкции истории человеческого сознания, следующим образом: "Герои "Илиады" не думают, что им нужно делать и в какой последовательности. Они не обладают сознанием, в том смысле в каком мы говорим об этом, и уж ни в коем случае не обладают возможностью интроспекции. [...] Всегда есть бог, который ведет армию в бой, говорящий в критический момент с отдельными воинами, назначающий Гектора и поучающий его, что ему делать, подбивающий солдат к бою или несущий вину за их поражение, накладывающий на них парализующее заклятие или застилающий туманом их поле зрения. Боги сеют раздоры среди людей, они на самом деле провоцируют войны и позднее создают стратегические планы и их выполняют. [...] Действия героев не принимаются в результате созна-

в анимистическом представлении, считается последствием нарушения отношенийс этими силами, результатом вселения,результатом влияниячерной магии или кармическимэффектом Урош Йованович описывает последствия такого мышления в борьбе с болезнями и страданиями:

"Уже в эпоху каменного века (палеолит; около 500000 -100000 лет до нашей эры) культура питекантропа, синантропа и атлантропа было относительно высоко развита. Уже тогда верили в жизнь после смерти и проводили церемонии и ритуалы,которые напоминают нам операции позднейших шаманов. [...] Примитивные люди чувствовали опасность перед лицом внечувственного и магического мира, а необъяснимые явления воздействовали на них перманентно и суггестивно. [...] Во время сугестивно-магической терапии борются со злыми силами. Эту борьбу должен провести не только сам пациент, но так же целитель, семья больного, а часто и домашние животные и все племя. Терапевтические процессы, поэтому супраиндивидуальны. [...] Наряду с жертвами, танцами и песнями примитивный человек наряжается амулетами, татуируется или выдумывает противомагию"49.

Соматогенпческпй взгляд

Противоположные взгляды отличали греческого врача Гиппократа (около 460-377 до нашей эры), который считается отцом медицины западного культурного круга. К нему восходит известная клятва Гиппократа, которая до наших дней является основой этических принципов медицины.

тельного планирования, обдумывания мотивации, а инициируются действиями и словами богов. Кому-то, стоящему рядом, человек кажется хозяином собственного поведения. Но не себе самому" (Jaynes, J. (1988). Der Ursprung des BewufStseins durch den Zusammenbruch der bikamera-len Psyche. Rowohlt, Reinbekbei Hamburg [оригинал (1976). The Origin of Consciousness in the Breakdown of the Bicameral Mind. Boston: Houghton Mifflin Company], стр. 94-95).

Понятно, что тысячелетние магические системы представляют в реальности различные взгляды на этот круг проблем. Основой этих систем является древнее знание, поэтому никого не удивляет факт, что парадигмы магии оказываются, при ближайшем рассмотрении необыкновенно мудрыми (Markides, К. С. (1988). Der Magus van Strovolos. Die faszinierende Welt eines spirituel-len Heilers. Miinchen: Droemersche Verlagsanstalt Th. Knaur Nachf. [oryg. (1985). The Magus of Strovolos. London: Penguin Books].). Отсюда, в рамках НЛП появились недавно стремления к моделированию искусства шаманов и привнесения его заново в западную культуру.

49 Jovanovic, U. J. (1990). Historische Entwicklung der Hypnose. In: D. Revenstorf (ред.). Klinische Hypnose. Berlin Heidelberg New York London Paris Tokyo HongKong Barcelona: SprongerVerlag. стр. 9.

Гиппократ верил, что все болезни это результат нарушения соотношений четырех соков человеческого тела: крови, слизи, желчи и черной желчи. Также и психические нарушения, которых он выделил три типа: меланхолию, манию и phrenitis (лихорадка мозга), по его мнению, можно объяснить этим несоответствием. Он отбросил возможность придать исключительный статус явлениям, связанным с этими болезнями. Так он писал в своих рассуждениях об эпилепсии:

"С так называемой святой болезнью, дела обстоят так. Ни в коем случае мне не кажется, что она имеет более божественный источник, нежели другие болезни. Она также не более свята, но обладает теми же причинами и свойствами, что и остальные болезни. В результате отсутствия опыта и незнания, люди считали, что ее качества и причины божественной природы, поскольку она совершенно не похожа на другие болезни. И из-за сложности в ее определении верили в ее божественное происхождение. [...] Если, однако, из-за ее необыкновенности она будет принята за нечто божественное, то у нас будет не одна святая болезнь, а множество, так как я покажу что и иные, о каких никто не думает, также святы и не менее необыкновенны и поразительны [...]"50.

Как терапию, для лечения психических болезней, Гиппократ рекомендовал диеты, голодания, купания, свежий воздух, массаж, движение и т.д. Его учение о соках в наше время не нашла никакого применения. Однако его убеждение о том, что все страдания имеют свои причины в неверном функционировании тела, действенны и по сей день51.

Пснхогенетпческпп взгляд

Корни психогенетического объяснения психических болезней, также относятся к временам античной Греции. Аристотель (384-322 гг. до нашей эры) описал в своем труде "О душе" различные способности человека. Уже его учитель Платон (427-347 гг. до нашей эры), подчеркивал прежде всего рациональную, познавательную способность человека. Аристотель, кроме всего прочего, занимался метафизической жизнью души. Он создал основу психологии

Storing, H. J. (1982). Kleine Weltgeschichte der Wissenschaft in zwei Banden (том 1). Franfkurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag. стр. 106-107.

51 Независимо от того факта, что медицине не удалось до сегодняшнего дня установить соматические причины невротических и психических заболеваний, многие терапевты придерживаются, как гипотез, соматогенетических объяснений. Это объясняет, широко распространенную практику врачей психиатров, состоящую в том, что в случаях отклоняющихся от норм переживаний и ощущений, они приписывают лекарства, негативные или позитивные воздействия которых необычайно спорны.

А

желания. Ее главные элементы до наших дней являются популярными частями психологических объяснений. Иоханнес Хиршбергер описывает это учение таким образом:

"Разделяют низшие и высшие стремления. Первые, инстинктивные, реализуются в необходимости принимать пищу и удовлетворении полового влечения, а также при любом возвеличивании, которое удовлетворяет нашу амбицию, храбрость, желание борьбы, мести, гнев и ненависть, желание свободы, самоутверждения и силы. Все эти черты характерны и для животных.

Кроме них существуют нужды высшего порядка, а они есть лишь у человека. Высшие стремления олицетворяются с освященной разумом волей.

Условием каждого стремления, неважно высшего или низшего, всегда будет благо, которое великолепно, или по крайней мере нам таковым кажется. Человек стремится ощутить приятное и рефлекторно избегает неприятного опыта.

В принципе человек, благодаря своей воле, владеет способностью принимать решения. Однако в реальности, на волю влияют многие факторы, которые в той или иной степени ограничивают свободу. Особенно когда человек уступает таким чувствам как злость, ненависть, страх, стыд, сочувствие, нежелание или зависть. Их последствием всегда будет радость или грусть, которые поддерживают или тормозят волю человека62".

Удивительно, насколько психоанализ комплексного изменения, подобен на основную идею Аристотеля. Действительно Зигмунд Фрейд (1856-1939), в конце девятнадцатого века, заново показал эту идею. Хотя раньше философы и поэты также избирали темную сторону души предметом своих рассуждений, лишь Фрейд объединил эту проблематику в одно целое.

Фрейд выработал множество моделей, которые должны были объяснять духовную активность человека. При этом лично занимал позицию между соматогеническими теориями и психогенитеч-скими представлениями. Криц так о нем пишет:

"Независимо от философских взглядов и литературных интересов, медик Фрейд находился [...] полностью в парадигме механистично-соматической медицины и природоведческих наук. [...] Поэтому вначале его психоанализ явно опирался на научных моделях механики, гидродинамики и нейрофизио-

Hirschberger, J. (1981). Geschichte der Philosophie (t. 1): Altertum und Mittelalter. Freiburg Basel Wien: Verlag Herder, стр. 212-213 (Приведённые Хиршбергером оригинальные древнегреческие понятия пропущены).

логии. [...] до самой смерти он надеялся, что его теория наконец будет рассмотрена в физиологическом и биохимическом контексте. [...] Необычайно большое значение Фрейда состоит в том, что несмотря на (или возможно: именно поэтому) надежды в соматически-физиологическую редукцию его теории, он со всей силой посвятил себя психическим процессам и коррелятам клинических явлений [...]53.

Фрейд был механистическим Гиппократом в аристотелевское время. В ранней фазе создания психоанализа, Фрейд для объяснения существа психических болезней, наряду с аристотелевским учением о способностях души, которое стало основой для его концепции, воспользовался понятиями из области физики, такими как напряжение, энергия и квантум побуждения. Позднее он ввел целый ряд гипотетических конструкций - ид, эго и суперэго - из которых состоит аппарат психики. На этой основе он создал модель конфликта, показывающую противоположные стремления этих инстанций, как источник психических болезней.

Созданная Фрейдом теория имела огромное значение для общего развития психотерапии двадцатого века. Мыслящие персонажи его психогенетических, объясняющих паттернов сохранились в диалектической форме в большинстве современных терапевтических моделей.

Рождение теории коммуникации

Вместе с кибернетикой, в двадцатом веке, родилось новое направление мысли. Оно должно было стать основой системной теории в психотерапии. Эдмонд Марк и Доминик Пикард так описывают зарождение кибернетической мысли:

"Понятие системы не является абсолютно новым. В девятнадцатом веке ее неосознанно использовали экономисты, пытаясь разработать общую модель экономики, объясняющую зависимость между продажами, спросом, деньгами и капиталом. Карл Маркс также использовал это понятие, когда рассматривал отношения между экономической базой и идеологической надстройкой в общей картине общества. В сороковые годы двадцатого века теория систем получила в Соединенных Штатах новое значение, когда ее успешно применили в рамках кибернетики, а позднее информатики и электроники.

Отцом кибернетики считается Норберт Винер, который до второй мировой войны, работал в Массачусетском Технологическом Институте (MIT). В 1940 году он занимался, совме-

Критц, цитируемая работа, стр. 13-14.

стно с одним молодым инженером, автоматическим управлением зенитных орудий. Во время этой работы он выяснил, что действия механизмов такого типа, чрезвычайно подобны работе нервной системы. Протекание информации, во время контроля целенаправленных действий (например, противовоздушной обороны), должно создавать замкнутый цикл: механизм оценивает результаты своих действий и корригирует будущие действия, на основе раннего опыта. Этот процесс называют проявлением обратной связи(feedback). Таким образом, теория кибернетики базируется на объяснении поведения сложных организмов с помощью моделей, созданных при помощи синтеза электроники и биологии. Для изучения новой теории был созван семинар, в котором участвовали математики, нейрофизиологи и инженеры -электронщики. Заново создавались основы общего языка (обучение, воспоминание, управление, обратная связь, го-меостаз и так далее). Оказалось также, что эта теория находит применение в таких дисциплинах, как: экономика, управление, социология и антропология. [...] Изобретение компьютеров, в пятидесятых годах, сильно ускорило исследования над искусственным интеллектом и роботами.[...] Новый этап начался в 1954 году, когда биолог Людвиг фон Берталанффи созвал исследовательскую группу, которая выбрала себе целью включить кибернетику в общие исследования систем. [,..]"54.

Решение проблем антропологии и психиатрии, используя кибернетические концепции, инициировал англо-американский антрополог Грегори Бейтсон. Его исследования привели к новому взгляду на психиатрию. Он разработал основы теории коммуникации, а ее системная формула была определена в Mental Research Institute (MRI) в Пало Альто. Как уже упоминалось, Бэндлер и Гриндер, работая над своими моделями, находились в постоянном контакте с Грегори Бейтсоном, Вирджинией Сатир (одним из основателей MRI), Робертом Спитцером и Милтоном Эриксоном, который также оказал огромное влияние на концепции института. Поэтому необходимо отметить, что поиски следов мысли Бейтсона и группы Пало Альто могут помочь в понимании НЛП.

Маге, Е., Picard, D. (1991). Bateson, Watzlawick und die Schule van Palo Alto. Frankfurt am Main: Hain [ориг. (1984). L'ecole de Palo Alto. Paris: Editions Retz], стр. 28.

Глава 3

ГРЕГОРИ БЕЙТСОН - ПИОНЕР

СИСТЕМНЫХ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ

КОНЦЕПЦИЙ

Цель данной главы - представить историю возникновения теории коммуникации Грегори Бейтсона. После обзора его работ я вначале опишу исследования антропологии, которые он проводил в тридцатых годах, совместно с Маргарет Мид, на Новой Гвинее и на Бали. Затем будет представлен результат этих трудов, то есть работа Бейтсона над господствующими в тот период теориями обучения. Коротко подытожив его работу в области психологии поведения, я представлю процесс рождения кибернетики и силуэт бейтсоновской (созданной при участии Юр-гена Руеша) единой теории коммуникации. Далее разговор пойдет о психиатрических исследованиях Бейтсона над шизофренией и возникновении, так называемой гипотезы двойной связки. На этом я закончу реконструкцию достижений Бейтсона, после чего рассмотрю принципиальное значение их последствий для психологии и психотерапии. Глава заканчивается коротким описанием дальнейшего развития исследований Mental Research Institute в Пало Альто.

Грегори Бейтсон считается наиболее значимым и наиболее продуктивным мыслителем двадцатого века. Историк Моррис Бер-ман называет его работу "[...] одним из наиболее творческих интеллектуальных начинаний [...], которые когда либо предпринимались одним человеком"55. Терапевтические принципы, опирающиеся на теоретические системы, не возникли бы без инициирующих работ Бейтсона. Одновременно, его свершения стали основой для множества холистических взглядов, которые сейчас выражают растущее экологическое сознание, присущее культуре Запада56.

Бейтсон, несмотря на огромное значение своей работы, известен немногим. Причины этого различны. Во первых, его взгляды не были обычными. Бейтсон по образованию был антропологом.

Berman, М. (1985). Wiederverzauberung der Welt. Am Ende des Newtonschen Zeitalters. Hamburg: Rowohlt Taschenbuch Verlag [оригинал (1981). Reenchantment of the World. London: Cornell University Press], стр. 220.

56 Сравните дискуссию о Бейтсоне, в которой участвовали: Моррис Берман, Фритьоф Капра, Роберт Ливингстон, Руперт Шелдрейк, и Франциско Варела, помещенную в книге Kakuska, R. (edit.). (1986). Andere Wirklichkeiten. Die neue Konvergenz van Naturwis-senschaften und spirituellen Traditionen. Miinchen: Goldmann Verlag. стр. 131-152.

Всю жизнь он старался думать надкультурнымикатегориями. Он отрицал паттерны мышления, которые по идеологическим причинам возвеличивали собственные культурные черты. В связи с этим, его идеи часто выходили за рамки известных и признанных схем. Еще одна проблема состояла в том, что его поиски имели интердисциплинарный характер. Для того чтобы объяснить свои взгляды, он не колеблясь пользовался достижениями антропологии, психологии, социологии, лингвистики, зоологии, ботаники, истории, искусства и кибернетики. Поэтому его идеи невозможно свести к простым, однозначным высказываниям. Еще одна причина трудности в понимании учения Бейтсона - его язык, со многих точек зрения, нетрадиционный и запутанный. Он понижает доступность его текстов.

Значение Бейтсона для системных основ терапии настолько принципиально, что необходимо представить существо его идеи. Однако попытка реконструкции его взглядов вызовет ряд существенных вопросов. Какие из его мыслей будут интересны для представляемого здесь контекста? Каким образом можно сократить широко разветвленную сеть его взглядов, не нанося ущерб ее внутренней логике? И нужно ли это делать, ведь представить их в книге было бы необходимо, однако это будет выходить за рамки данной работы?

В рассмотрении этой дилеммы может помочь следующий пример. Наверняка, кибернетическая теория познания Бейтсона лежит у основ коммуникационной модели НЛП. Однако неясно, в какой степени его концепция действительноимела решающее влияние на ее возникновение. Многое говорит в пользу того, что Бэндлер и Гриндер использовали скорее принципы Вирджинии Сатир. Также кажется, что теоретическоеобоснование этого вопроса, сделал позже, обучающийся у Бейтсона Роберт Дилтс57.

Кроме того, соответствующее представлениеэтой эпистемологии придало бы несоизмеримый ранг абстрактным связям. Поскольку, познавательная теория Бейтсона потрясла традиционные принципы восприятия и мышления в западных странах, в ее плакатном упрощении пропали бы важные для нас вопросы58. На

Ср. Dilts, R. В. (1983). Roots of Neuro-Linguistic Programming. Cupertino: Meta Publications. Эта книга состоит из трёх частей: Part 1:Roots of Neuro-Linguistic Programming (1976) представляет ориентированную на процесс модель нейролингвистического программирования. Этот процесс принимается, как обратно связанная интеракция, между программистом и клиентом. Исключительно техническое представление, подчёркивает связи между теорией информации, неврологией и кибернетикой. Эти дисциплины создают, согласно Дилтсу, теоретический фон модели НЛП. В Part 2: EEG and Representational Systems (1977), Дилтс описывает модель кибернетического мозга и проведенный им эксперимент, который должен был изучить возможные корреляции между паттернами движения глаз, субъективным опытом, системами репрезентации и электрической активностью мозга. Part 3: Applications of Neuro-Linguistic Programming to Therapy (1978) содержит обзор применения НЛП в терапии. Объясняется также применение отдельных техник.

Здесь необходимо лишь вспомнить, что Бейтсон отказался, кроме прочего, от дихотомии субъекта и объекта, духа и материи, также отказался от первичности материи и движения. Всё это заменяя холистическим образцом, обратно связанных отношений (ср. М. Berman, стр. 262).

основе всего этого возникла мысль, полностью опустить этот аспект его теории.

Подобных проблем появилось больше. Итак, я не стал упоминать научно-критические взгляды Бейтсона, а также его анализ ритуала Нейвен, племени Ятмулов, хотя он и является главной темой его первой книги (с тем же названием). Зачастую приходилось также отказываться от его интересных мыслей, поскольку возникала опасность заблудиться в джунглях удивительных идей59.

И лишь попытка вспомнить истинную цель данной работы, принесла решение: Бэндлер и Гриндер создали НЛП в кругу школы Пало Альто. В нём они сформулировали основные концепции кибернетической теории коммуникации. На расстоянии всего нескольких километров, находилась быстро развивающаяся Мекка компьютерной отрасли. Системным мышлением, таким образом, здесь был пропитан сам воздух. Поскольку развитие НЛП, вначале было сильно связано с терапевтической областью, возникла мысль обратить внимание на системно-теоретические концепции Mental Research Institute (MRI) в Пало Альто. Бэндлер и Гриндер почерпнули у института основную идею. Предыстория MRI, в свою очередь, тесно связана с работой Бейтсона, который был духовным ментором этой школы. Реконструкция зависимости, в процессе создания НЛП, таким образом, требует прежде всего показать корниэтой новой мыс-ли .

Далее я ограничусь анализом развития этих идей Бейтсона, которые непосредственно привели к теории системных терапевтических концепций. Он включает, главным образом его работу до момента сформирования гипотезы двойной связки.

Однако чтобы получить полную картину, необходимо вначале произвести общий обзор деятельности Бейтсона61.

Где только это возможно, мы пытаемся уравновесить этот недостаток ссылкой на литературу.

60 Представленная здесь аргументация, в определённом смысле искусственна. Она не ошибочна, но по видимому содержит лишь половину правды. Это исходит из глубокого пробела в литературе: а именно - нет, по крайней мере до сего момента, почти никакого наследия о непосредственном обменемыслями, имевшем место, в начале семидесятых между Бейтсоном, Бэндлером и Гриндером. Бейтсон, однако, сыграл важную роль в развитии НЛП. Поэтому появилась необходимость определить область, в которой его влияние было ощутимым. Необходимо, однако, откровенно сказать, что будущие исследования вероятно внесут в эту дискуссию дополнительные сведения.


2292130552274492.html
2292226808739261.html
    PR.RU™